ords" content=""> @@@SMARTY:TRIM:SCRIPT@@@



телефон:


(495) 728 -91 -93



e-mail:


info@adanilov.ru


ДЛЯ ВРАЧЕЙ
 

Ноцицептивный флексорный рефлекс


            Ноцицептивный флексорный рефлекс: диагностические возможности
 
Данилов А.Б., Данилов Ал.Б.
 
Ноцицептивный флексорный рефлекс (НФР), как и корнеальный, мигательный, брюшные рефлексы, относится к группе защитных рефлексов, однако обладает наибольшей информативностью. НФР интересен тем, что позволяет объективно и количествен­но оценить порог боли у человека. Доказано, что у здо­рового человека имеется тесная связь между порогом субъективного болевого ощущения и порогом возник­новения этого рефлекса. Этот рефлекс также позволяет оценить со­стояние ноцицептивных и антиноцицептивных систем у человека, а также изучить роль и влияние различных нейромедиаторов и лекарственных препаратов, вовлеченных в контроль боли. Кроме того, он может быть использован для изучения патофизиологии различных клинических синдромов, характеризующихся хроничес­кой болью или измененной болевой перцепцией [1].

Описание метода

НФР можно вызвать как с нижних, так и с верхних конечностей. Однако более распространено исследова­ние с нижних конечностей. Испытуемый должен сидеть в удобном кресле, ноги максимально расслаблены, колени согнуты под углом 130", а стопа в голеностопном суставе должна находить­ся под углом 90°. Для уменьшения эмоционального на­пряжения необходимо проинформировать испытуемого об условиях эксперимента. Стимулирующие электроды располагают позади лодыжки или несколько ниже по ходу малоберцового нерва, на расстоянии 2 см друг от друга, катод — проксимальнее, анод — дистальнее. Ре­гистрирующие электроды располагают на брюшке m. biceps femoris capitis brevis (катод) и на сухо­жилии этой мышцы (анод). Заземляющий электрод рас­полагают на середине между стимулирующими и регис­трирующими электродами.
 
В качестве стимула используют тренд (пачки) стиму­лов общей длительностью 20 мс, с частотой 300 Гц и длительностью каждого стимула 1 мс. Во избе­жание габитуации пачки стимулов рекомендуется пода­вать в нерегулярном порядке. Исследование начинают с подачи стимулов малой интенсивности, постепенно ее увеличивая, и наблюдают за появлением мышечных от­ветов. При появлении ответа фиксируют его порог (По­рог рефлекса (Пр)), т.е. величину электрического тока, при которой он появился. Фиксируют также порог субъективной боли (Порог боли (Пб)), т.е. величину элек­трического стимула, при которой пациент впервые ука­зывает на появление локализованной острой боли в об­ласти расположения стимулирующих электродов. У здо­ровых лиц пороги боли и рефлекса обычно совпадают, или первый несколько ниже второго. Для точного опре­деления соотношения между болью и порогом рефлекса вычисляют коэффициент Порог боли/Порог рефлекса (Пб/Пр), который у здоровых равен примерно 0,9—1,0. Снижение этого соотношения указывает на несоответ­ствие между субъективной оценкой боли и появлением ноцицептивного мышечного ответа.
 
НФР имеет два последовательных компонента: RII и RIII. Латенция RII ответа короткая (40—70 мс при стимуляции икроножного нерва), его можно по­лучить только при неболевой стимуляции, восприни­маемой как легкое покалывание. Латенция RIII ответа более длинная (90—130 мс) и его появление связано с локальным болевым ощущением в месте стимуляции. Ответ RII появляется обычно первым, при последую­щем увеличении силы тока появляется ответ RIII. По­роговыми величинами по данным большинства авторов  являют­ся 5,0±0,6 мА для R II и 10,0±1,0 мА для RIII ответов (Пр) [28]. Возможно так­же использование и одиночных импульсов, однако при этом требуется более высокая интенсивность электрического тока. В наших исследованиях при использовании оди­ночных стимулов параметры Пб составили 34,9±4,6 мА, а Пр —35,4±4,6 мА [3]. Следует учесть, что подача очень силь­ных стимулов не должна вызывать дистресс, поэтому необходимо следить, чтобы испытуемый был постоян­но расслаблен. Из этих же соображений межстимульные интервалы также должны быть продолжительными. Мож­но использовать мониторирование некоторых вегетатив­ных параметров (частота дыханий, частота сердечных сокращений) для выявления влияний эмоционального дистресса. Это очень важно, поскольку дистресс, акти­вируя опиоидные системы, ингибирует НФР. При пла­нировании записи необходимо учитывать циркадные флюктуации порогов этих рефлексов. Поэтому конт­рольную и фоновую запись необходимо проводить в одно и тоже время дня.
 
Как уже отмечалось, величина порога рефлекса у здоровых испытуемых тесно связана с субъективным ощущением боли. Таким образом, этот метод представ­ляет интерес для количественной оценки боли. Для из­мерения субъективной болевой чувствительности мож­но использовать визуальную аналоговую шкалу. Изме­няя интенсивность стимулов, можно получить кривую субъективной чувствительности, соответствующую ин­тенсивности стимула. Показано, что у здоровых лиц эта кривая совпадает или перекрывает кривую, полученную при измерении R III ответа, что еще раз подтверждает прямую корреляцию между субъективным болевым ощу­щением и порогом появления R III ответа.
 
Ноцицептивные флексорные рефлексы, главным об­разом, связаны с активацией А-дельта-волокон [22]. Соглас­но классификации Lloyd, эти волокна относятся к группе III, поэтому ноцицептивный флексорный рефлекс так­же называют RIII-рефлекс. Тем не менее, при опреде­ленных модальностях стимула А-альфа и А-бета волок­на также могут проводить стимулы, вызывающие ноцицептивные рефлексы [13].
 
Каким образом по параметрам НФР можно судить о работе НС и АНС? Результаты многочисленных исследований НФР свидетельствуют о следующих возможных соотношениях порога НФР с функциями НС и АНС. Так, снижение порога НФР может отражать либо усиление активности НС, либо ослабление функций АНС. Наоборот, повышение порога боли и НФР может указывать на снижение активности НС или усиление работы АНС. Окончательное суждение о состоянии НС или АНС (усилении или ослаблении их активности) можно получить после сопоставления параметров НФР и клинических данных. Снижение показателя Пб/Пр (соотношение порога боли к порогу НФР) указывает на несоответствие между субъективной оценкой боли и активностью ноцицептивных и антиноцицептивных механизмов, отражающих доминирование психологических факторов в формировании болевого ощущения.
Исследование НФР у здоровых лиц
Возраст человека имеет важное значение в оценке функций ноцицептивных (НС) и антиноцицептивных систем (АНС). Показано, что у детей, по сравне­нию со взрослыми, пороги НФР достоверно снижены, на основании чего было сделано предположение о не­достаточности (незрелости) нисходящих ингибирующих боль влияний со стороны церебральных АНС [7].
 
На большом материале, в частности и в наших ис­следованиях, получены данные о достоверно более низких порогах НФР у женщин, чем у мужчин, отражающие меньшую активность АНС у женщин [14]. Этот факт находит определенное подтверждение в известных данных о более низкой то­лерантности к боли у женщин, существовании боль­шего количества  хронических болевых синдромов у женщин,  мень­шем синтезе серотонина в мозге женщин по сравнению с мужчинами (на 50%). Кроме того, показано, что у женщин в предменструальном периоде пороги НФР достоверно ниже, чем после менструации [29]. Эти результаты позволяют обсуж­дать определенную связь функций АНС с уровнем со­держания половых гормонов, играющих модулирующую роль в контроле антиноцицепции. На основании полу­ченных данных можно допустить, что снижение у жен­щин активности церебральных АНС в предменструальном периоде является предиспозиционным для возник­новения различных болевых ощущений, и в частности приступов мигрени. Нельзя исключить, что катамениальная форма мигрени является одним из клинических вариантов выраженной дисфункции АНС у женщин на фоне дисгормональных нарушений [2].
 
Исследование НФР у здоровых лиц каждые 6 ч в те­чение суток, начиная с полуночи, показало четкую циркадианную ритмичность порога НФР. Самые низкие зна­чения отмечались в ранние утренние часы, а самые вы­сокие — в полночь [25]. Эти данные свидетельствуют об оп­ределенной, биологически детерминированной циклич­ности в активности АНС мозга, отражающей повышен­ную готовность АНС, необходимую для адекватного про­тиводействия ноцицептивным воздействиям в период бодрствования, и снижение антиноцицептивной активности во сне, при отсутствии болевых стимулов.
 
Исследование НФР в условиях концентрации внимания испытуемого на болевом стимуле обнаружило повышение порога НФР, а в ситуации отвлечения внимания, наоборот, - достоверное его снижение [11]. Вероятно, привлечение внимания к болевому стимулу мобилизует организм, в том числе АНС, вследствие чего определяется повышение болевых порогов.
 
С помощью НФР показано, что при предъявлении здоровому человеку повторных ноцицептивных воздействий (независимо от их локализации) происходит повышение болевых порогов, отражающее усиление антиноцицепции. Этот феномен получил название стресс-индуцированной аналгезии [32]. Введение в этой ситуации налоксона (антагониста опиатных рецепторов) приводит к снижению порогов боли [31]. Таким образом, было доказано, что в основе стресс-индуцированной аналгезии лежит активация опиатной АНС.
 
Исследование НФР во время сна показали, что максимального значения порог рефлекса достигает во время фазы быстрого сна [27]. Кроме этого по данным некоторых авторов отмечается зависимость величины порога рефлекса от фаз сердечного цикла: его увеличение во время диастолы и уменьшение во время систолы [21].
 
Повышение порогов НФР наблюдается во время и после выполнения интенсивной физической нагрузки, указывая на усиление в этот период активности АНС [3, 28]. Предполагают, что это может быть результатом выброса опиоидов и снижения перцепции ноцицептивных стимулов во время мышечной работы.

Таблица 1

Порог НФР у здоровых лиц

Порог НФР снижен

Порог НФР повышен

Дети
Женщины
Раннее утро (6.00)
Взрослые
Мужчины
Полночь (24.00)
Концентрация внимания на боли
Стресс-индуцированная анальгезия
Умственная нагрузка
Физическая нагрузка
 
 
Таким образом, исследование НФР у здоровых лиц (табл. 1) позволило уточнить роль возрастных, психоло­гических и физических факторов на функции НС и АНС, ближе подойти к пониманию толерантности к боли у мужчин и женщин.
 
Исследование НФР при болевых синдромах
 
При рассмотрении данных НФР, зарегистрирован­ных при болевых синдромах, принципиально важно выделить три группы пациентов: с острой, хроничес­кой и пароксизмальной болью
 
Острая боль. Следует обратить внимание на тот факт, что все исследованные с помощью НФР случаи острой боли (воспалительный артрит, острая травма колена, ишиас, острые боли после гинекологических операций) сопровождались достоверным снижением болевых по­рогов [3]. По мере регресса острых болевых ощущений на­блюдали нормализацию порогов НФР. В данном случае, можно говорить о том, что появление острой боли со­провождается активизацией НС вследствие конкретных периферических ноцицептивных воздействий. В ответ на эти ноцицептивные влияния включаются АНС, посте­пенно повышая свою активность, что в конечном итоге приводит к ослаблению и (или) регрессу болевых ощу­щений (соответственно к нормализации порогов НФР). Исследование НФР при острых болях подтверждает из­вестное положение о том, что в отсутствие ноцицептивного фактора активность АНС минимальна. Для «за­пуска» АНС необходима ноцицептивная афферентация, т.е. острая боль. Причем, чем она мощнее, тем активнее включаются АНС, адекватная работа которой приводит к редукции вызвавшей ее ноцицептивной активности и ослаблению или купированию боли. К этому следует добавить, что ни в одном из известных исследований пациентов с острой болью не было выявлено повыше­ния порогов НФР, что указывает на то, что при острой боли, независимо от активности АНС, явно доминиру­ют НС.
 
Хроническая боль. Данные НФР при исследовании па­циентов с хронической болью не однозначны [7]. Можно выделить две группы больных: с низкими и повышенными порогами НФР.
 
По нашим данным и результатам других авторов, по­стоянно сниженные пороги НФР были выявлены у больных с хронической формой головной боли напря­жения (ГБН) [23], при фибромиалгии [12], хронической пароксизмальной гемикрании (ХПГ) [6]  и хронической форме пучковой головной боли (ПГБ) [26]. При всех этих заболева­ниях отсутствует отчетливый периферический ноцицептивный фактор, который мог бы объяснить выявленное снижение порогов НФР с позиций усиления афферент­ной ноцицептивной активности. Тем не менее, можно предполагать, что такой фактор все-таки существует (например, напряжение перикраниальных мышц при хронической ГБН, tender points у больных фибромиалгией, вегетативные локальные расстройства при ХПГ и хронической ПГБ), однако достоверно показано, что наличие и интенсивность болей у этих пациентов не коррелирует с этими периферическими изменениями. Таким образом, снижение порогов НФР в указанных группах хронической боли можно трактовать, главным образом, как недостаточность функций АНС.
 
Общим клиническим радикалом для хронической ГБН и фибромиалгии может быть депрессия, уровень которой достоверно повышен у этих пациентов. Извест­но, что в основе депрессивных расстройств важную роль играет недостаточность серотонинергических систем мозга. Эти же системы, наряду с опиатной, являются ключевыми антиноцицептивными системами мозга. Возможно, дефицит серотонина у больных хронической ГБН и фибромиалгией лежит в основе повышенного уровня депрессии и снижения активности серотониновой АНС, что отражается в снижении порогов НФР. Оп­ределенным подтверждением этой гипотезы является регресс болевого синдрома у этих больных после курса лечения препаратами, обладающими свойством ингибировать обратный захват серотонина (амитриптилин, леривон, прозак), что коррелирует с повышением поро­гов НФР [5].
 
У больных с хронической пароксизмальной гемикранией и хронической формой ПГБ пороги НФР были снижены с двух сторон, однако в значительно большей степени — при исследовании на стороне боли. Строгая односторонность клинических проявлений и асимметрия порогов НФР заставляет изучать роль тригеминальной системы, ее периферических и централь­ных звеньев в патогенезе клинически очень близких форм головной боли: ХПГ и хронической ПГБ. Преобладание женщин при ХПГ и мужчин при хронической ПГБ тре­бует обсуждения роли гормональных нарушений в раз­витии этого типа боли. Фактор пароксизмальности в не­котором смысле выделяет эти группы больных от хро­нической ГБН и фибромиалгии, однако высокая часто­та приступов, отсутствие ремиссий позволяют в данном случае рассматривать ХПГ и хроническую ПГБ как фор­мы хронической боли.
 
Среди форм хронической боли, где было выявлено повышение порогов НФР, оказались хронические боли в спине и комплексный регионарный болевой синдром (КРБС) всех типов [4]. Повышение порогов НФР, как ука­зывалось выше, свидетельствует об усилении активнос­ти АНС и (или) ослаблении функций НС. Однако упо­мянутые синдромы характеризуются, как правило, ин­тенсивными, трудно купируемыми болями. На наш взгляд, повышение порогов НФР у пациен­тов с хронической болью отражает определенное повы­шение активности АНС мозга в ответ на первичный бо­левой раздражитель (вертеброгенные изменения, хро­ническая боль в спине, травма мягких тканей (КРБС I) или периферического нерва (КРБС II)), но являющееся недостаточным, неадекватным для уменьшения и лик­видации боли.   
 
Резюмируя вышесказанное, можно сделать вывод о том, что при хронической боли имеет место недоста­точность АНС мозга. В ситуациях первичных хронических болевых синдромов (хроническая ГБН, ПГБ, ХПГ, фибромиалгия) пороги НФР снижены. В этом случае при отсутствии отчетливого ноцицептивного фактора АНС работают исходно недостаточно, ниже адекватного уров­ня, необходимого для болевого контроля в норме. При синдромах хронической боли с имевшимся первоначаль­но периферическим повреждением (хронические боли в спине, КРБС I и II типов) — пороги НФР повышены. Это отражает усиление активности АНС под влиянием персистирующих ноцицептивных периферических факторов, однако недо­статочное для нивелирования болевой афферентации и устранения боли. При органическом поражении соматосенсорной афферентной системы (таламический синдром, постинсультная боль) — пороги НФР могут быть также повышены, свидетельствуя о нарушениях взаимодействия АНС с периферическими звеньями контроля боли, когда активность АНС стано­вится недостаточной для подавления ноцицептив­ной афферентации.
 
Пароксизмальная боль. Среди пароксизмальных боле­вых синдромов пороги НФР более детально изучены при мигрени без ауры и при эпизодической ПГБ.
 
Проведенное нами исследование НФР при мигрени в разные периоды болезни показало четкую цикличность в изменениях болевых порогов [2]. За несколько дней до мигренозной атаки начинается снижение порогов НФР, достигая минимальных значений  непосредственно перед приступом. В период после при­ступа отмечается нормализация и даже некоторое по­вышение порогов НФР. Такие изменения позволяют го­ворить об определенной дисфункции АНС мозга при мигрени, проявляющейся в снижении их активности в период до приступа и нормализацией или усилением в период после приступа. Вопрос о причинах такой дис­функции АНС довольно сложен, однако именно с по­мощью исследования НФР удалось обратить внимание на цикличные нарушения в работе АНС при мигрени без ауры.
 
При эпизодической ПГБ было показано снижение порогов НФР, больше на стороне цефалгии только в приступный период (в «пучке») [10]. В период ремиссии отклонений болевых порогов у этих же больных не отмечалось. Вероятно,  при эпизоди­ческой ПГБ так же, как при мигрени, периодически происходят определенные изменения в работе АНС, при этом период боли соотносится с недостаточной актив­ностью антиноцицептивных систем мозга, а период ре­миссий -  с нормализацией их функций.
 
Таблица 2. Соотношение порогов НФР и болевых синдромов
 

                                                                            Боль

Острая
Хроническая
Пароксизмальная
Порог НФР
снижен
Порог НФР
снижен
Порог НФР
повышен
Порог НФР
снижен/повышен
 
­
Воспаление сустава
Хроническая ГБН
Хроническая    боль в спине
              Мигрень без ауры
Травма колена
Фибромиалгия
КРБС
              Эпизодическая ПГБ
Хирургические операции
ХПГ
Таламический  синдром
 
 
Ишиас
Эпизодическая ПГБ
 
 
 
 
 
 
Таким образом, исследование НФР при болевых син­дромах выявило разный паттерн изменения болевых порогов при разных типах боли (таблица  2). Для острой боли характерно снижение порогов НФР, что отражает акти­визацию и доминирование механизмов НС. При хрони­ческой боли существуют два варианта изменений НФР:
1) снижение болевых порогов, отражающее исходную недостаточность в работе АНС в отсутствие ноцицептивного раздражителя;
2) увеличение порогов НФР, указывающее на повышение активности АНС, но не­адекватное для устранения имеющейся боли. При пароксизмальной боли снижение порогов боли отмечается только в период перед пароксизмом (мигрень) или во время приступов (эпизодическая пучковая головная боль).
 

Исследование НФР при заболеваниях, не сопровождающихся болью

Исследуя НФР при некоторых заболевания, при которых болевые проявления не являются ведущими, были выявлены две группы: с низкими и высокими порогами НФР (таблица 3).
 
Сниженные значения порогов НФР были обнаружены у больных неврозами, где была показана обратная корреляция между выраженностью клинического невротического синдрома и уровнем болевых порогов. Эти  данные подчеркивают важную роль эмоционально-личностных расстройств, уровня невротизации и других психологических факторов в формировании боли. Выявленная некоторая недостаточность АНС при неврозах возможно предопределяет большую представленность у этих больных различных алгических феноменов (головные боли, кардиалгии, абдоминалгии, цевикобрахиалгии).
 
При исследовании пациентов с ожирением наблюдали снижение порога НФР, что имело обратную корреляцию с увеличением массы тела [24]. Можно сделать предположение, что оба нарушения (избыточная масса тела и снижение болевого порога) могут быть связаны с патологией эндогенной опиоидной системы, а также недостаточностью серотонинергических систем.
 
Рассматривая заболевания, при которых порог НФР был повышен, следует в первую очередь сказать о синдроме врожденной аналгезии (нечувствительности к боли). У этих пациентов порог НФР увеличен по сравнению с нормой на 350% и драматически снижается при применении налоксона (антагониста опиатных рецепторов) в малых дозах. Эта находка, выявленная с помощью метода НФР, позволила утверждать, что в основе аналгезии при этом заболевании лежит исходная гиперактивность эндогенной опиоидной системы, при совершенно интактных периферических болевых волокнах.
 
В клинической практике было отмечено, что больные эпилепсией легче переносят различные травматические повреждения, чем здоровые. Исследование НФР показало, что у больных генерализованной эпилепсией порог RIII рефлекса практически не отличается от нормы, однако у больных височной эпилепсией он значительно повышен. [17].
 
В одном исследовании было показано, что порог НФР достоверно был выше при гипотиреозе и снижался до нормативных значений после 6-месячного курса заместительной  терапии [19]. Однако при этом пороги НФР не коррелировали с уровнем содержания тиреотропина в крови. Имеется частое упоминание о болевых феноменах у больных паркинсонизмом. В связи с этим было проведено исследование НФР у больных идиопатическим паркинсонизмом, где было выявлено увеличение порогов НФР по сравнению с контрольной группой здоровых испытуемых [16]. Исследование НФР у больных шизофренией также обнаружило повышение болевых порогов.
 
Полученные данные свидетельствуют в целом о том, что при некоторых заболеваниях, не сопровождающихся выраженным болевым синдромом, функции систем контроля боли могут изменяться под влиянием различных патогенетических факторов, характерных для конкретного заболевания. Трактовка этих изменений достаточна сложна. При этом следует учитывать, что АНС являются частью интегративных систем мозга и функционируют, тесно взаимодействуя с различными системами. Вполне допустимо, что при разных заболеваниях могут происходить определенные отклонения в работе тех или иных церебральных систем, в том числе и АНС, что может отражаться на изменении порогов НФР.
 
Важно отметить, что фоновые показатели порогов НФР отражают работу АНС в целом и не позволяют судить о работе отдельных антиноцицептивных систем. Для уточнения роли той или иной АНС можно использовать фармакологические нагрузки.
           

     Таблица 3. Порог НФР при  заболеваниях «без боли»

Порог НФР  снижен
Порог НФР  повышен
Неврозы
Врожденная аналгезия
Ожирение
Височная эпилепсия
 
Гипотиреоз
 
Паркинсонизм
 
Шизофрения
 
Фармакологические препараты и НФР
В последнее время НФР стали применять для изуче­ния эффективности и механизмов действия различных фармакологических средств, используемых в терапии болевого синдрома. Такой подход позволяет сопоставить клиническую эффективность препарата с состоянием НС и АНС.
 
При исследовании различных обезболивающих средств, как правило, обнаруживается повышение по­рогов НФР, указывающее на ослабление ноцицептивных влияний и (или) усиление антиноцицепции. Тот или иной эффект, разумеется, обусловлен механизмом действия конкретного препарата. Так, например, повы­шение порогов НФР при применении местных анестетиков (лидокаин) связано с блокадой ноцицептивной афферентации на периферическом уровне, а повыше­ние болевых порогов при использовании морфина и морфиноподобных препаратов является результатом ак­тивации опиатной системы, т.е. усиления активности одной из АНС мозга [20]. В специальных исследованиях пока­зано, что повышение порогов боли при применении плацебо полностью нивелируется после введения налоксона (антагониста опиатных рецепторов). На этом стро­ится гипотеза о том, что аналгетический эффект плаце­бо реализуется посредством опиатных систем. Увеличе­ние порогов НФР после введения трициклических антидепрессантов (леривон, амитриптилин) отражает по­вышение активности норадренергической и серотонинергической АНС. При применении нестероидных про­тивовоспалительных средств (ибупрофен, кетопрофен, аспирин, индометацин) повышение болевых порогов может быть, с одной стороны, обусловлено редукцией периферического ноцицептивного фактора (за счет ан-типростагландинового эффекта), т.е. ослаблением НС, а с другой стороны — центральным антиноцицептивным действием [18]. В нашем исследовании было показа­но достоверное повышение порога НФР у здоровых ис­пытуемых на фоне приема 1000 мг аспирина, что под­тверждает центральное действие этого препарата [30].
 
Пороги НФР при исследовании таких препаратов, как клонидин, вальпроат натрия, диазепам, обладаю­щих определенным обезболивающим эффектом, были также повышены. Механизмы антиноцицептивного дей­ствия этих препаратов недостаточно ясны. Возможно оно реализуется посредством их влияния на норадренергические (клонидин) и ГАМК-ергические (вальпроат на­трия, диазепам) системы, задействованные в работе АНС мозга. Не исключено также и их антагонистическое вли­яние на глутаматные системы [8]. В нашем исследовании НФР у больных мигренью до и после  курса превентивной терапии с помощью габапентина (нейронтина) в суточной дозе 1800 мг было получено достоверно повышение порогов болевого рефлекса. Хотя точные механизмы действия габапентина еще неизучены, можно постулировать его влияние центральные антиноцицептивные механизмы [9].
 
Результаты исследования НФР при фармакологичес­ких нагрузках показывают, что большинство исследо­ванных препаратов оказывают отчетливое обезболиваю­щее действие, соотносящееся с повышением болевых порогов. Однако в зависимости от механизмов действия препаратов аналгетический эффект реализуется на раз­ных уровнях и в разных системах контроля боли.
 
С помощью НФР исследовали влияние чрескожной электронейростимуляции (ЧЭНС), в кото­рых было показано достоверное повышение болевых порогов, отражающих, по-видимому, усиление анти­ноцицепции на уровне «воротного контроля» боли [15].
 
В заключение можно сказать, что методика НФР представляет большой интерес для исследования механизмов различ­ных болевых синдромов, влияния фармакологических перпаратов на системы контроля боли и открывает, на наш взгляд, перспективы для изучения механизмов фун­кционирования НС и АНС у человека.
 
 
Список литературы
 
1.      Болевые синдромы в неврологической практике/Под ред. Вейна А.М.- М.:МЕДпресс-информ, 2001.
2.      Вейн А.М., Данилов А.Б., Колосова О.А., Вознесенская Т.Г., Левин Я.И., Табеева Г.Р., Хаспекова Н.Б., Данилов Ал.Б., Чернышев О.Ю., Синячкин М.С., Ворновская О.В., Фокин И.В. Мигрень: динамика психофизиологического паттерна. Журн. невроп. и психиатр. Им. С.С. Корсакова, 2000;100(12):13-20.
3.      Данилов А.Б., Данилов Ал.Б., Вейн А.М. Ноцицептивный флексорный рефлекс: метод изучения церебральных механизмов боли (обзор)//Журн. невропат. И психиатр. Им. С.С.Корсакова.- 1996.-№1.- С.107-112.
4.      Данилов  А.Б. Комплексный регионарный болевой синдром// В кн.: Вегетативные расстройства/Под ред. Проф. Вейна А.М. – М., 1998. – С.604-615.
5.      Табеева Г.Р., Левин Я.И., Короткова С.Б. Лечение фибромиалгии//Журн. невропат. и психиатр. им. С.С. Корсакова.-1998.-№4.- С. 40-43.
6.      Antonaci F, Sandrini G, Danilov A, Sand T. Neurophysiological studies in chronic paroxysmal hemicrania and hemicrania continua. Headache. 1994 Sep;34(8):479-83
7.      Arendt-Nielsen L, Brennum J, Sindrup S, Bak P. Electrophysiological and psychophysical quantification of temporal summation m the human nociceptive system. Eur J Appl Physiol 1994;68: 266-273.
8.      Coquoz D., Porchet H.C., Dayer P. Central analgesic effects of desipramme, fluvoxamme, and moclobemide after single oral dosing a study in healthy volunteers. Pharmacol. Ther .1993,54, 339-344.
9.      Danilov A.B., Sadekov R.A., Vein A.M. Gabapentin in migraine prophylaxis. Nociceptive flexion reflex in cluster headache. Cephalalgia 2003; Vol.23; N7; P. 711.
10.  Danilov A.B. Nociceptive flexion reflex in cluster headache. VI International Headache Congress. Paris, Aug. 26-29, 1993//Cephalalgia.- 1993.- Suppl.13-P.201.
11.  Danziger N., Fourmer E., Bouhassira D., Michaud D., De Broucker T., Santar-cangelo E., Carli G., Chertock L., Wilier J.C. Different strategies of modu­lation can be operative dunng hypnotic analgesia a neurophysiological study. Pain, 1998a,75(l), 85-92.
12.  Desmeules JA, Cedraschi C, Rapiti E, Baumgartner E, Finckh A, Cohen P, Dayer P, Vischer TL. Neurophysiologic evidence for a central sensitization in patients with fibromyalgia. Arthritis Rheum. 2003 May;48(5):1420-9.
13.  Dowman R. Spinal and supraspinal correlates of nociception in man. Pain 1991,45,269-281.
14.  France CR, Suchowiecki S. A comparison of diffuse noxious inhibitory controls in men and women. Pain 1999;81: 77-84.
15.  Garcia-Larrea L, Sindou M, Mauguire F. Clinical use of nociceptive flexion reflex recording in the evaluation of functional neurosurgical proce­dures. Acta Neurochir Suppl 1989; 46: 53-57.
16.  Guieu R., Pouget J. Seuil nociceptif et maladie de Parkinson// Rev. Neurol. Paris. – 1992. - Vol. 148 - №10.- P. 641-644.
17.  Guieu R, Mesdjian E, Roger J, Dano P, Pouget J, Serratrice G. Nociceptive threshold in patients with epilepsy. Epilepsy Res. 1992 Jun;12(1):57-61.
18.  Guieu R., Bun O., Pouget J., Serratnce G. Analgesic effect of indomethacin shown using the nociceptive flexion reflex in humans. Ann. Rheum. Dis. 1992b, 51, 391-393.
19.  Guieu R., Harley J.R., Blin O. Nociceptive treshold in hypothyroid patients// Acta. Neurol. Napoli. – 1993. – Vol. 15. - №3. – P. 183-188.
20.  Guinmand F, Dupont X, Brasseur L, Chauvin M, Bouhassira D. The effects of ketamine on the temporal summation (wind-up) of the RIII nocicep­tive reflex and pain in humans. Anesth Analg 2000; 90: 408-414.
21.  Edwards L., Ring C., Mclntyre D., Carroll D. Modulation of the human nociceptive flexion reflex across the cardiac cycle. Psychophysiology: 2001,38(4),712-718.
22.  Kugelberg E., Eklund K., Grimby L. An eleсtromyographic study of the nociceptive  reflexes of the lower limb mechanism of  the plantar responses. Brain, 1960 – Vol. 83 – P. 394-410.
23.   Langemark M, Bach FW, Jensen TS, Olesen J. Decreased nociceptive flexion reflex threshold in chronic tension-type headache. Arch Neurol. 1993 Oct;50(10):1061-4.
24.  Pradalier A., Willer J.C., Boureau F., Dry J. Relation ship between pain and obesity: an electrophysiological study// Physiol. Behav.- 1981.- Vol. 27.- P. 961-964.
25.  Sandrini G, Ruiz L, Capararo M, Danilov A, Beretta A, Nappi G. Effects of dothiepin on nociceptive flexion reflex and diffuse noxious inhibitory controls in humans. Eur J Pharmacol. 1993 Oct 12;243(1):99-102.
26.  Sandrini G., Antonaci F., Lanfranchi S., Milanov I., Danilov A., Nappi G. Asymmetrical reduction of the nociceptive flexion reflex threshold in cluster headache. Cephalalgia. 2000 Sep;20(7):647-52.
27.  Sandrini G, Milanov I, Rossi B, Murri L, Alfonsi E, Moglia A, Nappi G. Effects of sleep on spinal nociceptive reflexes in humans. Sleep 2001a; 24(l): 13-17.
28.  Skljarevski V., Ramadan N.M. The nociceptive flexion reflex in humans. Pain 2002; 96: 3-8.
29.  Tassorelli C, Sandrini G, Cecchini AP, Nappi RE, Sances G, Martignoni E. Changes in nociceptive flexion reflex threshold across the menstrual cycle in healthy women. Psychosom Med. 2002 Jul-Aug;64(4):621-6.
30.  Vein A.M., Voznesenskaya T.G., Danilov A.B. Influence of aspirin on the contingent negative wave in healthy subjects// Neurosci. Behav. Physiol. – 1996, Sep. – Vol. 26. - №5.- P. 489-491.
31.  Wilier J.C., Bathien N. Pharmacological modulations on the nociceptive flexion reflex in man. Pain, 1977,3(2), 111-119.
32.  Wilier J.C., Boureau F., Albe-Fessard D. Supraspinal influences on nocicep­tive flexion reflex and pain sensation in man. Brain Res, 1979,179, 61-68.
 
@@@SMARTY:TRIM:SCRIPT@@@
Использование материалов с сайта возможно только с письменного разрешения автора © 2006
"И-маркет": продвижение сайта, создание сайта
наши партнеры

Партнеры: Fotolita.ru: фотоомоложение и фотоэпиляция